Agora concept

of 6

Please download to get full document.

View again

All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
PDF
6 pages
0 downs
12 views
Share
Description
1. МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ АГОРААГОРА о новой концепции закона…
Transcript
  • 1. МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ АГОРААГОРА о новой концепции закона «Об интернете»Опубликованная 13 февраля концепция регулирования правоотношений всети интернет1на первый взгляд выглядит гораздо более благопристойно, чемпроект, подготовленный, вероятно при участии Лиги безопасного интернета,несколькими неделями ранее2.В новом предложении отсутствуют очевидные юридические «ляпы», вродеиспользования бытового понятия «национальный сегмент сети», попыткиурегулировать федеральным законом вопросы, относящиеся к ведениюмеждународных организаций (например, определение порядка получениясетевых адресов и присвоения доменных имен), а также явно репрессивныенормы о «персонификации ответственности».Тем не менее, серьезные претензии имеются и к той концепции, которуюначала рассматривать Госдума, и к общему подходу властей к регулированиюСети. В первую очередь, это непроработанность документа — концепцияреформы такого уровня непременно должна содержать в себе максимальнодетальный план ее проведения, включающий этапы, сроки реализации ираспределение ролей и ответственности участников. Именно так выглядели, кпримеру, концепция реформы уголовно-исполнительной системы3илиальтернативная концепция реформы МВД, подготовленная рабочей группойправозащитных организаций4.В нынешнем виде концепция могла бы составить тезисы доклада наотраслевой конференции. Однако, учитывая статус одного из ее авторов (РобертШлегель — депутат Госдумы, член комитета по информационной политике) и1 http://therunet.com/files/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%BF%D1%86%D0%B8%D1%8F%20%D0%98%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%82_2.pdf2 http://www.vedomosti.ru/companies/news/8273311/novyj_zakon_o_runete3 http://www.prison.org/reforma/4 http://openinform.ru/fs/j_photos/openinform_224.pdf
  • 2. ожидания того, что он является одним из каналов реализации государственнойполитике в сфере интернета, мы рассматриваем представленный документ какофициальную позицию государства.И эту позицию следует оценить в непосредственной связи с первойредакцией концепции, отказ от которой выглядит исключительно как реверанс всторону гражданского общества и представителей отрасли, которые довольнорезко отреагировали на попытку за закрытыми дверями принять важнейшийдля всего интернет-сообщества документ5.Интервью депутата Шлегеля, данное ТК «Дождь» накануне обсуждения вГосдуме6, — не что иное как попытка дедраматизировать ситуацию, представивобщественности некоторые общие красивые слова о том, что предложениянаправлены на защиту прав и свобод, а также регулирование техническихвопросов. Причем, попытка неудачная, поскольку представленный проект,формально отнюдь не отменяет диких положений своего предшественника. Еговполне можно развивать в двух взаимоисключающих направлениях.К примеру, в документе несколько раз говорится о необходимости учетазарубежного опыта и гармонизации российского права с международнымиактами. Немедленно возникает вопрос о том, чей конкретно опытпредполагается учитывать и с какими международными актамигармонизироваться.В мире сейчас существует два вполне четко оформившихся подхода крегулированию отношений в интернете — «либеральный» и «охранительный».Столкновения между ними происходят на каждом международном форуме,посвященном Сети. Последний наиболее яркий эпизод — Всемирнаяконференция по международной электросвязи, прошедшая в декабре 2012 годав Дубае.Несколько примеров. Совместная декларация ООН, ОБСЕ и ОАГ о свободевыражения мнений и интернете, принятая 1 июня 2011 года, устанавливает, чтопринудительное блокирование целых веб-сайтов, IP-адресов или социальных5 http://raec.ru/times/detail/2211/6 http://tvrain.ru/articles/shlegel_o_zakone_ob_internete_kitajskie_mery_nam_ne_podhodjat_ih_legko_mozhno_obojti-336539/
  • 3. сетей представляет собой крайнюю меру, аналогичную запрещению газет иливещания. Запретить выход СМИ даже в России может только суд, в то время какзакон «о черных списках сайтов» позволяет во внесудебном порядкеблокировать не только отдельные страницы, но и IP-адреса.Та же декларация признает цензурой и ставит вне закона любые системыфильтрации интернет-контента, которые не подконтрольны конечнымпользователям. Однако органы прокуратуры регулярно привлекают кответственности сотрудников библиотек за отсутствие на публичныхкомпьютерах контент-фильтров.С другой стороны, Россия, являясь членом Шанхайской организациисотрудничества, участвует в Соглашении о сотрудничестве в областиобеспечения международной информационной безопасности 2009 года, котороев качестве одной из основных угроз определяет распространение информации,«искажающей представление о политической системе, общественном строе,внешней и внутренней политике, важных политических и общественныхпроцессах в государстве, духовных, нравственных и культурных ценностях егонаселения».Суд Германии приравнивает доступ в интернет к предметам первойнеобходимости7, в то время как «Вконтакте» блокирует оппозиционные группыв Белоруссии8, а Таджикистан полностью закрывает доступ к Facebook9. Когдадепутат Шлегель говорит об учете международных принципов и зарубежногоопыта, он что имеет в виду — Германию или Таджикистан, декларацию ОБСЕили соглашение ШОС? А говоря о международной борьбе с преступлениями, ондержит в уме сотрудничество с КГБ Белоруссии или ратификацию РоссиейКонвенции Совета Европы о киберпреступности, подпись под которой отозвалВладимир Путин в 2008 году10?В тексте концепции встречаются положения, потенциально способныеобеспечить тотальный контроль если не по китайскому, то по белорусскому7 http://www.gazeta.ru/business/news/2013/01/25/n_2723077.shtml8 http://lenta.ru/news/2011/07/02/block/9 http://ria.ru/world/20121127/912383247.html10 http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=417185;fld=134;dst=100006;rnd=0.5891258213669062
  • 4. образцу. К примеру, тезис о необходимости урегулирования особенностейсоздания и функционирования публичных сервисов, включая социальные сети,не только ведет к ограничению свободы экономической деятельности дляроссийских граждан, но еще и непонятно как будет применяться в отношении, кпримеру Facebook, Google и других транснациональных сервисов и компаний.Позиция, что права и свободы в интернете аналогичны правам и свободамвне Сети не учитывает уникальный характер Интернета как свободногоинформационного пространства, к которому неприменимы подходы,разработанные для других систем коммуникации. Примитивный перенос норми правил, принятых офлайн в Сеть невозможен, он неизбежно требуетконкретизации и адаптации применительно к особенностям интернета. Неговоря уже о существовании целого ряда прав, которые имеют значение толькодля пользователей Сети, таких как «право быть забытым» или «право наанонимный доступ».Предложение об определении территориальной юрисдикции России винтернете, продолжающее череду попыток установления «сетевогосуверенитета», также противоречит как природе интернета, так и здравомусмыслу.Предположение о том, что создание новых «правовых инструментов»предотвращения правонарушений в интернете автоматически приведет кснижению числа киберпреступлений, выглядит наивно, если не лицемерно.Несмотря на наличие правовых и технических возможностей, расследование, кпримеру, ddos-атак на независимые общественно-политические вебсайтыпоследовательно саботируется российскими правоохранительными органами. Втаких условиях требуется менять не закон, а правоприменительную практику, впервую очередь заставив Следственный комитет, ФСБ и МВД хотя бывозбуждать уголовные дела по очевидным фактам преступлений в Сети.В концепции ничего не говорится и о том, в какие нормативные актыпредполагается вносить изменения. Неясно даже, будет ли это одинконсолидированный закон «Об интернете» либо корпус поправок. Ответить наэтот вопрос не смог и автор концепции, несмотря на то, что уже в апреле
  • 5. предполагается представить законопроект на РИФ-КИБ 2013, а осенью внестиего в Госдуму. Недоумение вызывает и тот факт, что к разработке концепции небыл привлечен Совет при президенте по правам человека. Учитывая последнийопыт стремительного прохождения законопроектов, существуют серьезныеопасения, что и на этот раз проект одного из важнейших для России законовбудет спущен из администрации президента и без какого бы то ни былообсуждения в течение нескольких дней принят в трех чтениях большинством в441 голос при трех воздержавшихся и шести не явившихся храбрецах. А мы,сами того не заметив, в очередной раз проснемся в Китае или Белоруссии.В сложившейся ситуации обнадеживают два момента. Во-первых, авторыконцепции вынуждены были включить в нее положение о необходимостипривлечения к обсуждению не только органов власти и бизнес-сообщества, но ипредставителей гражданского общества. Во-вторых четко и недвусмысленновысказанная позиция РАЭК о том, что принятие такого закона невозможно безширокого обсуждения со всеми заинтересованными сторонами, причемпричастные к созданию первоначального варианта концепции Фондинформационной демократии и Лига безопасного интернета не могутрассматриваться как представители интересов интернет-индустрии илиобщества11.Мы полностью поддерживаем мнение РАЭК о невозможности принятияотдельного закона, связанного исключительно с регулированием интернета.Интернет настолько многоаспектен и так широко проник во все сферы жизни,что такое регулирование возможно только специализированныминормативными актами. В противном случае неизбежно возникнутмногочисленные правовые коллизии. Примером такого локального изменениямогут служить поправки в закон «О средствах массовой информации», которые,пусть и не без недостатков, закрепили правовой статут сетевых СМИ.В этой связи представляется необходимым принятие согласованной спредставителями отрасли и гражданского общества Концепции развитияинтернета, которая гарантировала бы незыблемость основополагающих прав и11 http://raec.ru/times/detail/2281/
  • 6. свобод человека с учетом технологических и структурных особенностей Сети.В такой концепции необходимо выделить отдельные сферы, требующие особогорегулирования, такие как защита персональных данных, государственныеинформационные системы, расследование преступлений в Сети, гарантиидоступа. Государству может быть предоставлено право вмешиваться только в тесферы, которые абсолютно нельзя оставить без государственногорегулирования, все остальное — предмет исключительного ведения интернет-сообщества.При этом в концепции должно быть особо закреплена презумпция того, чтоСеть является саморегулируемой системой, основанной на свободе получения ираспространения информации за исключением сфер, прямо предусмотренныхзаконодательством, а добросовестность субъектов отношений в интернетепредполагается до тех пор, пока обратное не будет доказано вступившим взаконную силу решением суда.Заметим, что Ассоциация АГОРА готова максимально активно участвоватьв разработке концепции и самого законопроекта и в ближайшее времяпланирует подготовить и представить сообществу собственные предложения порассматриваемому вопросу.Дамир ГАЙНУТДИНОВ, к.ю.н.,правовой аналитик Ассоциации АГОРАПавел ЧИКОВ, к.ю.н.,председатель Ассоциации АГОРА
  • Related Search
    We Need Your Support
    Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

    Thanks to everyone for your continued support.

    No, Thanks